Category: it

2019

Схемы акта деятельности в ряду аналогичных схем из мировой практики

Обратите внимание на обзор стандартов описания жизненного цикла и его практик -- http://www.techinvestlab.ru/files/586456/sitmetheng_nov09.doc

В этом обзоре методов описания методов упомянута в числе схем других школ и схема акта деятельности из СМД-методологии, что ставит ее в контекст мирового развития ситуационной инженерии методов -- с очевидными достоинствами и недостатками схем кооперации как таковых.

В обзоре дана обширная библиография, так что желающие вполне смогут разобраться дальше сами.

Я кратко писал о ситуационной инженерии методов тут: http://ailev.livejournal.com/750878.html и про стек методов системной инженерии, рассказанный в русле ситуационной инженерии методов тут: http://ailev.livejournal.com/755969.html

Поскольку наше рассмотрение системной инженерии уже вовсю использует слово "метод", центральное для методологии, то еще чуток ссылок на мое вИдение системной инженерии как части системной методологии (про "мыследеятельность" я тут опускаю, хотя системные исследования в варианте Systems Thinking затрагиваю ;) -- http://ailev.livejournal.com/762750.html. Обратите там внимание, как необходимость рассмотрения описаний/схем в динамике их появления приводит к необходимости разбираться с тем, какова природа этих описаний, и не мешает ли природа этих описаний их доработке и их исследованию во время их использования во время их исполнения (использования в качестве норм деятельности). Это пока обсуждается для языков программирования, но с равным успехом может быть применено к тем же языкам описания методов -- и я считаю это центральным и прорывным местом во всей сегодняшней методологии.

К ситуации вокруг Архива ММК и ГПЩ

Предлагаю вашему вниманию пять пунктов: вводный, три суждения и одно оргпредложение.


0. Вводный пункт.
Суждения, представленные ниже, не оснащены пояснениями в виде явного указания на позицию, функции, способ работы и т.д. Считаю, что те, кому это может понадобится, восстановят весь необходимый набор с минимальными усилиями.


1. Считаю важным подчеркнуть, что состав участников ситуации вокруг архива не позволяет всерьез относится к предположениям, что кто-то из них "не подумал", "не учел", "не сообразил" или "не понимает", а тем более делает что-то спонтанно и под влиянием секундных эмоций. (Замечание в сторону: как обычно, если вам кажется, что другие многого не понимают - это хороший повод принудительно занятся самоанализом.) Обе стороны, безусловно, имеют позицию, свое видение проблемы и свои планы. Каждый шаг и каждое действие не случайно. Это не значит, что сами по себе те или иные шаги хороши, это значит, что лучше ничего нельзя было сделать.
   Под таким углом зрения ситуация вокруг архива не выглядит запутанной. Если Фонд ГП (и его руководители Галина Алексеевна Давыдова и Петр Щедровицкий) решили действовать юридическими методами - значит они пришли к выводу, что неформальные переговорные методы исчерпаны и договориться с группой Льва Петровича Щедровицкого невозможно, и таким образом получить болшевские бумаги нельзя (те, кто имеют соответствующий опыт, могут оценить обоснованность такого решения). Дмитрий Куликов в своей краткой истории вопроса упоминает, что обсуждения шли много лет, и, повидимому, приемлемых для Фонда результатов по работе с архивом достичь не удалось.
   Если, в свою очередь, Лев Петрович решил сделать ситуацию достоянием публики, значит его группа решила, что ее позиция лучше обеспечена морально-нравственно, и будет поддержана общественным мнением, и публичное обсуждение поможет отстоять собственный проект, или по крайней мере не дать осуществиться в полной мере проекту другой стороны.
   Теперь, благодаря (так и хочется сказать - слаженным) дейстивиям обоих команд, у тех членов сообщества, которые считают это важным, появилась возможность включиться в ситуацию вокруг архива и даже, может быть, попытаться охватить ее.

2. Хотел бы обратить внимание на то, что настоящяя ситуация вокруг архива несет ряд безусловно положительных моментов, которые пока что остаются недооцененными. А именно:
   - Возвращение темы архива и наследния ММК в фокус внимания сообщества, и придание ему витального статуса. Чем больше оформленных позиций и проектов будет представлено при определении судьбы архива, тем лучше.
   - благодаря публичности возникла возможность для появления реальной конкуренции проектов архива. Стороны вынуждены действовать быстро, на порядок быстрее, чем привыкли и планировали. Даже если ситуация разрешится наихудшим из разумных способом (это, с моей точки зрения, полное отстранение одной из сторон от работ с архивом - аозможность физического уничтожения архива пока не рассматривается), побежившая сторона в процессе борьбы будет вынуждена взять на себя обязательства, которые она никогда бы не приняла на себя, решайся спор кулуарно.
   - Само содержание архива получило шанс оказаться предъявленным не в неопределенной перспективе, а здесь и теперь. Качественный сдвиг в смежных областях (телекоммуникации, информационные технологии) давно уже сделал проблему оцифровки и доступа к материалам архива тривиальной, не хватало только соответствующих решений, у которых теперь есть шанс быть принятыми.
   - Большая часть (оценил бы ее в 95%) сообщества никогда не нуждалась в архивных материалах, не интересовалась ими и не планировала их использовать. В лучшем случае довольствовались изданными за полвека публикациями и частными коллекциями.
   - Никакая совместная деятельность не пострадала. Стороны в этом споре фактически много лет уже не ведут никаких совместных работ. По-видимому, оснований для расхождения множество, и архив используется в данном случае как повод. Придание этим расхождениям публичного характера играет скорее положительную роль, поскольку расширяет пространства маневров для остальных.


3. В тот момент, когда начал обдумывать свое отношение к спору Фонда ГП с группой Архива ММК, пришло сообщение о кончине Всеволода Авксентьева, с которым я имел счастье быть знаком. После этого я не мог не принять решение о включении в работы вокруг архива - боюсь, что иначе не увижу архив доступным. Надеюсь, что ситуация достаточно разогрета, чтобы привести к прорыву. Думаю, что необходимо поддерживать такое развитие ситуации, которое приведет к существенному ускорению темпов работ с архивом. Не так важны процедурный, имущественный, правовой, финансовый аспекты проекта, как важны темпы и скорость работ, а также возможность осуществления параллельных проектов на одном материале. Все предпосылки для такого развития событий налицо.


Оргпредложение.
   Адресовано группе Современный Архив ММК (или группе Льва Петровича Щедровицкого, как ее называют) и всем, кто готов поддерживать ее действием.
   Я разделяю позицию группы в той части, где утверждается, что среди основных целей и задач работы в течение 12 лет были (А) перевод документов архива в элекронную форму и (Б) обеспечение неограниченного доступа к документам в электронной форме для всех желающих. Однако, с моей точки зрения, на сегодняшний день результаты, предъявленные через сайт группы, больше похожи на результаты двенадцатидневной, а не двенадцатилетней работы. Считаю необходимым выяснить, вызвано ли это техническими трудностями, или расхождением декларируемых целей и задач с реальными. Пока что это выглядть как второе, но допускаю, что могу ошибаться, и готов нести ответственность за свою ошибку. Для проянения предлагаю кому-либо из группы, или любому, кто пожелает, контракт на следующих условиях.
   Группа архива ММК в течение трех месяцев (до 5 июня 2007 года) публикует на сайте или каким-либо иным образом в интернете 80% материалов болшевского архива (ту часть, которая, как утверждается, уже оцифрована), и обеспечивает к нему свободный доступ. Во всех вопросах технического характера (инфраструктура, способы, и т.п.) группа может воспользоваться консультационной поддержкой с моей стороны.
   Если это произойдет (архив будет опубликован), обязуюсь передать группе грант в размере $3'000 в течение последующих трех месяцев (сумма взята из  одного из открытых писем ЛПЩ, направленных фонду, и мне кажется, что она подходит по трем основаниям: это было бы компенсацией за неуплату Фондом (если она была); этой суммой можно профинансировать очередной этап работ; это достаточно, чтобы мне очень не хотелось ошибиться).
Если же условие выполнено не будет, то противоположная сторона в течение тех же последующих трех месяцев передаст эту сумму в виде гранта в Фонд.
   Если по каким-либо причинам условия неприемлемы, я готов обсуждать любые другие, которые с очевидностью доказали бы стремление группы сделать архив доступным, и сделать это быстро.


Григорий Реут
5 марта 2007