Category: наука

«Революционное чудовище»: понятие множества в философии Антонио Негри

Оригинал взят у analitik_tomsk в «Революционное чудовище»: понятие множества в философии Антонио Негри

1. ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА ОДНОЙ БИОГРАФИИ

Однo время могло показаться, что западный марксизм как философия, оперирующая на современном концептуальном уровне и создающая образцы высокой теории, способные вдохновлять как широкие слои левых активистов, так и академических интеллектуалов, проигрывает свои позиции.

Antonio negri black shirt

Школа фундаментального философского возвращения к Марксу, созданная во Франции Луи Альтюссером, в 70-е гг. испытала кризис и фактически распалась, а ее отдельные представители, такие как Жак Рансьер, начали самостоятельную карьеру, лишь косвенно связанную с марксистским теоретическим полем.

Collapse )

Мiнскi Гаон

Наука -- шоу-бизнес для тормозов?



Стандарты научной коммуникации оформились в XVII в., именно тогда стали складываться первые научные общества (самым первым обществом стало Academia secretorum naturae, основанное в Неаполе в 1560) и первые научные журналы (самым первым стал Journal des sçavans, который издавался с 1665). Наукой занимались убежденные одиночки, их было мало, вот они и пытались изыскивать эффективные способы общения друг с другом. С тех времен научная коммуникация сохранила свои стандарты -- общение идет через научные публикации в журналах и посредством докладов в рамках научных обществ. А время-то с тех пор стремительно ушло вперед...


Collapse )


Интеллектуальный онанизм или Вечная подготовка к подвигу

Когда я был молод, я мог ошибаться. А молод я был год назад, вчера, да и сегодня тоже. Следовательно я могу ошибаться. Более того, я даже хочу ошибаться в этом случае, потому что если я прав, то некоторые мои опасения оправдываются.

Опасения были вызваны книгой Алана Сокаля и Жана Бричмона (Fashionable Nonsense). Сказать точнее, подозрение что “неладно что-то в датском королевстве” философии возникло задолго до прочтения этой работы. Но авторы этой замечательной книги ясно продемонстрировали какого уровня шарлатанство может возникнуть в дисциплине изолированной от реальности. Словно в результате длительной сенсорной депривации в работах популярных пост-модернистских философов Лакана, Делёза, Гуаттари, Бодрийяра начинают появлятся галлюцинации. Либо преднамеренное враньё. На ваш выбор. (Из-за ограниченного размера статьи вынужден отослать вас к вышеупомянутой книге для многочисленных конкретных примеров.)

Читая, я думал: “Ну зажрались буржуи. В советской и пост-советской школе мысли такое бы не прошло.” И вот выясняется, что прошло бы. Сравнительно давно прошло в печать, не так давно прошло в интернет-видео. Я имею ввиду результаты деятельности Георгия Петровича Щедровицкого. Если вам не известно это имя – я рад: значит не прижилось, значит это не Бертран Рассел. Ну а если вам не известно имя Бертрана Рассела, то срочно прекращайте читать эту статью, ибо не для вас.

Давайте посмотрим на биографию и воспоминания родственников и коллег, чтобы составить первичное представление о Г. П. Щедровицком. Большую часть этого материала можно найти в документальном фильме посвящённом “мыслителю” (2004 года, доступен через youtube.).

С 1929 года – сын уважаемых родителей: отец – инженер, мать – врач-микробиолог. В лучших традициях такой семьи в 17 лет поступает на физический факультет Московского Государственного Университета. Но через три года совершает поступок, за который родители и преподаватели не без оснований называли его “сумасшедшим”: переводится на философский факультет. Закончил его на отлично в 53-м и через 11 лет защитил кандидатскую диссертацию на тему “«Языковое мышление» и методы его исследования.” Получив диплом философа, Г. П. Щедровицкий 5 лет работает школьным учителем, затем ещё лет 5 – в НИИ дошкольного воспитания Академии Педагогических Наук. Больше десятка лет являлся научным сотрудником разных проектно-исследовательских организаций. Достаточно долго работал в Московском Областном Институте Физкультуры, где всегда остро ощущалась нехватка философов. В лихих 90-х вместе с третъей и последней супругой основал журнал “Вопросы методологии”, где любил публиковать свои статьи. Проработав главным редактором четыре года, Георгий Петрович скончался в возрасте 65-и лет. Журнал просуществовал до 99-го, с каждым годом выходя всё меньшим тиражом и больше десяти лет назад зачах, вопреки усилиям его учеников и последователей.

Но основная деятельность Щедровицкого была направлена на создание новой мыслящей элиты, эдакого интеллектуального спецназа, вооружённого логическим оружием нового качества. Человек он был, по словам очевидцев, гениальный. За три года обучения на физическом факультете МГУ он осознал фундаментальные недостатки натуралистического подхода, увидел что “что в наших представлениях об объекте нет теперь порядка” и нужно формировать абсолютно новый подход:

Если натуралистический подход ориентирует нас в первую очередь на материал природы, в нем непосредственно видит разрешение затруднений и парадоксов современной науки, то деятельностный подход, напротив, ориентирует нас в первую очередь на средства, методы и структуры нашей собственной МД [мысленной деятельности], и в их перестройке и развитии видит он путь дальнейшего совершенствования самой науки.” (Щедровицкий Г. П., Методологический смысл оппозиции натуралистического и системодеятельностного подходов).

В чём конкретно заключаются прадоксы и затруднения физики, биологии, химии, геологии, астрономии, кибернетики и прочих наук Щедровицкий не указывает. Как известно, чем шире охват, тем мельче понимание.

Для создания вышеупомянутой элиты и исследования мышления в своей квартире он организует собрания, на которых должны обсуждаться фундаментальные вопросы и создаваться новая парадигма мышления. Вот что говорит по этому поводу его студенческий друг, социолог Б. Грушин: “Проблематика была грандиозная. Был замах на великое историческое деяние. Потому что речь шла о том, чтобы раскрыть всю систему способов мышления, открывающих предмет. Т.е. работающий с объектами любого типа и открывающий в нём разные стороны.” Не иначе, русские философы на мелочи не размениваются. Исследования примесных центров в кристаллах? Изучение сверхмассивных чёрных дыр? Моделирование капсида ВИЧ-вируса на атомном уровне? Оставьте это для ремесленников.

Обучение на физическом факультете не прошло даром для Георгия Петровича; на семинарах кружка, обучая людей мыслить и записывая всё на магнитофон, он увивлял некоторых своими инновациями: использованием мела и доски и формализации диалога через использование схем:

Весь ужас нашей социальной жизни в том, что люди не умеют мыслить. Люди не умеют мыслить поэтому жизнь кошмарна. А что такое знать, что такое мышление? Я поняла фактически сразу что это вот, вот здесь про мышление. Поэтому мышление это очень сложно... Мышление это и разные позиции, это рефлексия, это -- магнитофон. Это я поняла сразу, магнитофон был сразу, само по себе это производило впечатление... как включается кнопка и только после этого дают слово. И во вторых -- мел и доска. То, что гуманитарий вообще может использовать доску -- это же сногшибательная была идея. Никогда я ни одной схемы не видела нарисованной на доске на философском факультете. А здесь сразу доска, мел и магнитофон. И я чувствую -- это правильно.” – делится впечатлениями Наталья Кузнецова, философ, историк науки, участник семинаров.

Проблема мышления и правда глобальна поскольку мыслительная деятельность является тем током, протеканию которого обязана работа всей электронной схемы науки. Но наивно полагать, что главное – создать качественно новый категориальный аппарат, сидя в своей квартире, и новые знания о мире посыпятся сами по себе -- нужно “соприкасаться с миром”. Синтез знаний и междисциплинарное сотрудничество Г. П. Щедровицкого хорошо демонстрируется воспоминаниями его супруги, лингвиста Г. Давыдовой:

“Когда команда методологов приезжала на те или иные конференции предметников или дисциплинарных каких-то учёных, профессионалов. Ну, например те, на которых я была – это лингвистические конференции, или, скажем, геологов. Это люди профессионалы, вот они обустроены этим своим знанием. И теперь там -- в этой обустроеной, профессионально культурной среде, достаточно мощной, -- теперь сделать так, чтобы провести вот эту самую проблематизацию. В одном своём выступлении. Т.е. сломать или указать, чтобы они ощутили недостатки или нетотальность, нецельность своих профессиональных знаний. А там вроде бы объекты-то природные и речь шла о неком природном сложении, которое называется "циклиты". И вот эти циклиты, говорили геологи, они и есть вот этот объект, который они изучают. Г.П. им объяснял что это такое не может быть. Что они строят эти циклиты и так устроено их знание, что они вот эту горную массу рассматривают и представляют как циклиты. Там была большая аудитория -- человек наверное под сто. Из них наверное больше половины были наверное доктора геологических, геграфических и прочих наук. Они настолько зашлись с этими циклитами, что они повезли его на разлом. Он очень смеялся и говорил "Зачем мне на разлом?" Пришлось по шоссе идти пешком в гору для того, чтобы дойти до того места, где значит как-бы стёсана гора и вот эти вот линии, складки, они видны. Они такают пальцем, показывают: "Вот -- это циклиты." Тогда он им говорит (а такая гора, а внизу озеро): "А это что?". Они говорят: "Это озеро". А он: "Откуда вы знаете?" И вот на этом озере тут они дошли все окончательно. "Ну озеро это!". Он говорит "А почему озеро?" Начинают объяснять, рассказывать ему разницу между озером и прудом. Он говорит "Дык, озеро то тогда это что? это вот это или то, что вы говорите?" Ну вот это такие провокации, которые ломают представления.”

Вместо того, чтобы объяснить геологам идею об объекте и соответсвующих ему образу, мысленной модели, выраженном словом или схемой на примере, скажем, табурета, Щедровицкий готов был разыгрывать из себя персонажа следующиего анекдота:

Приехала семья – папа, мама и сын на море. Стоят на берегу, у самой воды.
- Мамо, а де море?
- Так ось же воно, синку.
- Мамо, а де море?
- Та он море, попереду тебе.
- Мамо, а де море?
- (Берёт его за шею и несколько раз окунает головой в море) От тобі море! От! От! От!
- Мамо, а шо це було?

Таков неоцинимый вклад Г. П. Щедровицкого в теорию циклитов, с помощью нового деятельностного подхода: циклитов нет, это всё ваши слова, такова структура ваших знаний. В этой связи возникает вопрос: реален ли предмет изучения у самого Георгия Петровича. Ведь как он утверждает, мысление субстанционально, а люди лишь носители этой субстанции ( пока единственно известные). Становясь в его позу, можно сказать, что “мышление” – это лишь слово, так устроено его знание о нём и оно не реально. Если же оно субстанционально, то в меньшей степени чем те же циклиты. Их то и пощупать можно, да и реализовать геологические циклиты на другом носителе без потери существенных характеристик проблематично.

Но всё это мой натуралистический бред: по мнению Щедровицкого я не могу мыслить. Таких взглядов он придерживался и выражал их на своих семинарах:

Учёные не действуют и не мыслят. Им мышление это не нужно. Они отражают... А чё? Они мир отражают: "выхожу гляжу, вижу -- вот это как называется? Если мне только слово подскажут я сразу скажу, что это капуста растёт. Вот тут стоит -- вижу эту капусту."

Голос из зала "это кактус".

--Как?

--Кактус.

Мне плевать, как это называется. Я то ведь вижу то, что здесь стоит. Я отражаю то, что есть.[] Оказывается парадоксальная вещь: что увидеть можно только то, что знаешь и для чего слово имеешь.”

Заметьте, что сам “философ” смог увидеть кактус, хотя не знал, что же он видит. Более того, проработав в области дошкольного воспитания он не мог не заметить, что дети с рождения не знают того, что видят и не имеют никаких слов, но тем не менее видят достаточно много. Но на это ему плевать.

Напоследок коснусь творческого наследия Георгия Петровича. Где же оставил свои следы гений? Как далеко простираются его глубокие идеи? Где публиковался методолог? Из более чем двух сотен статей лишь около десятка опубликованы не в советских газетах, трудах конференций или самопальном журнале. К примеру, работа “Methodological Problems of System Research” (и ещё пару) была опубликована в журнале General Systems. О качестве этого издания можно составить мнение глянув на бюллетени, доступные он-лайн. Как и положено серъёзно настроенным учёным, в статьях ставятся цели “[to] develop a cognitive evolutionary framework, through which it is possible to define, locate, make connections, and provide basic answers for a line of age-old subjects and questions. Through this framework, we attempt to define Life itself and, on the basis of this definition, suggest a fundamental answer for the mystery of the creation of Life; define the human mental structure and its place; the connection between mind, body and consciousness; and the evolutionary stage which led to their creation. ”

Авторы не боятся ставить перед собой задачи “дать определение самой Жизни, и на основе этого определения предложить фундаментальные ответы на загадку создания Жизни”. В том же издании за 2010 год, статья Дэниса Коллинса “ Моральные законы 3-я часть: Спин и регуляризация в суждении” является бысстыдной компиляцией математики, статистической физики, теледрамы с обнадёживающим заключением длиной в одно предложение: “The model allows study of many decision-making processes. ”

Весь журнал является идеальной иллюстрацией всех замечаний, высказанных в книге Fashionable Nonsense, с которой я начал эту статью.

Разумеется, рассмотренные мной вопросы далеко не исчерпывают всех аспектов творчества Г. П. Щедровицкого. И выводы к которым я прихожу можно оспаривать, указываю на неполноту моих знаний. На что у меня есть два возражения:

  1. Из ста банок с неизвестным содержимым, в наугад выбранных 10 оказалось г..о. Сколько г..на мне ещё нюхать, что убедиться, что в целом всё остальное – мёд.

  2. Я готов превозгласить себя метафилософом философии и метаметодологом. По аналогии с философией и методологией я могу не обязан знать деталей философии и методологии, чтобы рассуждать о ней.

 

Амино.

Статья не моя.  Под давлением эмоциональных рекламофобов убрал ссылку на оригинальную статью.
Хотелось бы в комментариях увидеть объективную критику без оскорблений.


Думаю

Синтез знаний

Предлагаю рассмотреть подход ММК (московского методологического кружка) к вопросу "синтеза знаний", на основе работ Г.П. Щедровицкого. С одной стороны это будет продолжением дискуссии по Канту в смысле механизма синтеза суждений, а с другой стороны обсуждением возможных методологий получения новых знаний о мире, как опытных, так и за пределами опыта. Заодно можно будет попытаться понять метод мышления, характерный для ММК (М.К. Мамардашвили в том числе).

В работе "Синтез знаний проблемы и методы", Щедровицкий предлагает и обосновывает способ синтеза познаний об объекте исследований методом последовательности нисходящего и восходящего потоков мышления, с синтезом интегральных представлений об объекте на нисходящем потоке мышления (аналитическом по сути).
Мне непонятно, как можно объединить результаты исследований объекта, которые производились разными исследователями, исходя из разных представлений, а то и на разных научных платформах "аналитическим методом" (как предлагает Щедровицкий). Возможно ли это, если нет, то как решить такую задачу?

В качестве такого объекта предлагаю с пользой для дела рассмотреть "ум" (разум, сознание), где мы имеем результаты исследований в рамках философии, психологии, нейрофизиологии, информатики, филологии, кибернетики, этологии и т.д.

Библиография трудов Г.П. Щедровицкого
Прочие источники предлагаю подбирать каждому по своему вкусу.
Мiнскi Гаон

Теория всеобщего различения против всеединства ("жиды против русских")




Русская философия дала миру очень любопытную теорию всеединства -- особое мировоззрение, направленное на универсальный синтез всего, на всеобъемлющее мышление. Начала этой теории можно проследить еще в работах Хомякова. Её метафизическое оформление можно найти в работах Владимира Соловьёва. Ну и научное воплощение этой теории можно разгдядеть в русском космизме (Вернадский, Чижевский, Циолковский), теории Гайа, теории биосферы, ноосферы, антропном принципе, теории глобальной эволюции (Тейар де Шарден, Никита Моисеев) и т.д. и т.п. В современном естествознании теория всеединства оказалась очень востребованной метафизической установкой и теперь эта установка применяется повсеместно -- в экологии, в космогенезе, в футурологии и т.д. и т.п. Отрадно, что отдельные идеи русской философии оказались настолько пладотворными в современной науке и культуре, что легли в основу множества программ современного естествознания. Корни этих идей несомненно христианские, а еще точнее -- православные с идеями соборности и прочим. Русским есть чем гордиться, когда речь заходит о теории всеединства.

Для меня всегда была загадка, почему идеи всеединства в наиболее ярком виде были сформулированы именно представителями русской культуры. Ведь у всеединства есть и обратная сторона. Мышление, направленное на универсальный синтез, является тоталитарным, оно стремится стать единым всеобщим мышлением. Не случайно, поэтому, русская культура дала миру обратную медаль всеединства -- тоталитарное общество, неспособное к плюрализму и самоорганизуемой демократии. Русское православие, коммунистическая партия СССР, Единая Россия -- всё это сменяющие друг друга программы социального всеединства. Так сказать, теория всеединства в социальной практике.

В современных компьютерных науках установок на всеединство нет (в отличие от современного естествознания), но там есть противоположная установка на всеобщее различение: на параллелизм, интерактивность, сетевой характер. Корни этой противоположной установки можно проследить в иудаизме. Именно из иудаизма (точнее каббалы) Луллий и Лейбниц почерпнули идею того, что весь мир и всё моё мышление -- это массово-паралельная вычислимость, результат математических комбинаций. Лейбниц стал не просто основателем математической логики, но и заложил теоретический фундамент самой идеи ЭВМ. Создание сетей и виртуальной реальности в наши дни -- это реализация проекта всеобщего различения, антиаприоризма, массовой параллельности, интерактивности. Это идеи абсолютно противоположные идеям всеединства. Здесь нет единого тоталитарного мышления. Оно рассыпается на мириады мышлений, вступающих друг с другом в интеракцию. Это как мудрецы Талмуда, которых также мириады, вступающие в бесконечные споры относительно закона.

Усечённо, различие теории всеединства и всеобщего различения показывается так:

Во всеединстве отнология объективна и она предшествует интеракции, во всеобщем различении наоборот -- онтология субъективна и она не более, чем результат интеракции.

Интересно, что в итоге одержит верх -- (1) естествознание с всеединством или (2) информатика, компьютерная техника и социальные сети с всеобщим различением. Говоря утрированно: чьи идеи одержат верх -- русских или жидов?


fractus

Программа методологических разработок, которая никогда не будет выполнена

Для методологии в версии ММК сегодня можно сформулировать ряд вызовов, принятие которых было бы закономерным ее продолжением. Перечислю несколько из них в порядке примеров — отчетливо понимая, что заниматься этим уже никто никогда не будет.

Collapse )
ночь

Про системо-деятельностный подход и организованности

Решил я вынести в отдельный пост продолжение интересной дискуссии с уважаемым recit из разговора о понятии организованности (http://community.livejournal.com/methodology_ru/141558.html).
Поскольку, во-первых, текст великоват для комментария, а во-вторых, и это более существенно, начав с понятия организованности, мы вышли, как мне видится, к вопросу о понятии системы и системного подхода в целом.

Collapse )
я

Как формируется коллективная идентичность?

Возможно, кто либо из участников сообщества знаком с данной тематикой и может подсказать литературу?
Дело в том, что зачастую в околофилософскосоциальной теории рассматриваются механизмы становления индивидуальной персональной идентичности и относительно мало примеров институционального анализа этой темы.

К ситуации вокруг Архива ММК и ГПЩ

Предлагаю вашему вниманию пять пунктов: вводный, три суждения и одно оргпредложение.


0. Вводный пункт.
Суждения, представленные ниже, не оснащены пояснениями в виде явного указания на позицию, функции, способ работы и т.д. Считаю, что те, кому это может понадобится, восстановят весь необходимый набор с минимальными усилиями.


1. Считаю важным подчеркнуть, что состав участников ситуации вокруг архива не позволяет всерьез относится к предположениям, что кто-то из них "не подумал", "не учел", "не сообразил" или "не понимает", а тем более делает что-то спонтанно и под влиянием секундных эмоций. (Замечание в сторону: как обычно, если вам кажется, что другие многого не понимают - это хороший повод принудительно занятся самоанализом.) Обе стороны, безусловно, имеют позицию, свое видение проблемы и свои планы. Каждый шаг и каждое действие не случайно. Это не значит, что сами по себе те или иные шаги хороши, это значит, что лучше ничего нельзя было сделать.
   Под таким углом зрения ситуация вокруг архива не выглядит запутанной. Если Фонд ГП (и его руководители Галина Алексеевна Давыдова и Петр Щедровицкий) решили действовать юридическими методами - значит они пришли к выводу, что неформальные переговорные методы исчерпаны и договориться с группой Льва Петровича Щедровицкого невозможно, и таким образом получить болшевские бумаги нельзя (те, кто имеют соответствующий опыт, могут оценить обоснованность такого решения). Дмитрий Куликов в своей краткой истории вопроса упоминает, что обсуждения шли много лет, и, повидимому, приемлемых для Фонда результатов по работе с архивом достичь не удалось.
   Если, в свою очередь, Лев Петрович решил сделать ситуацию достоянием публики, значит его группа решила, что ее позиция лучше обеспечена морально-нравственно, и будет поддержана общественным мнением, и публичное обсуждение поможет отстоять собственный проект, или по крайней мере не дать осуществиться в полной мере проекту другой стороны.
   Теперь, благодаря (так и хочется сказать - слаженным) дейстивиям обоих команд, у тех членов сообщества, которые считают это важным, появилась возможность включиться в ситуацию вокруг архива и даже, может быть, попытаться охватить ее.

2. Хотел бы обратить внимание на то, что настоящяя ситуация вокруг архива несет ряд безусловно положительных моментов, которые пока что остаются недооцененными. А именно:
   - Возвращение темы архива и наследния ММК в фокус внимания сообщества, и придание ему витального статуса. Чем больше оформленных позиций и проектов будет представлено при определении судьбы архива, тем лучше.
   - благодаря публичности возникла возможность для появления реальной конкуренции проектов архива. Стороны вынуждены действовать быстро, на порядок быстрее, чем привыкли и планировали. Даже если ситуация разрешится наихудшим из разумных способом (это, с моей точки зрения, полное отстранение одной из сторон от работ с архивом - аозможность физического уничтожения архива пока не рассматривается), побежившая сторона в процессе борьбы будет вынуждена взять на себя обязательства, которые она никогда бы не приняла на себя, решайся спор кулуарно.
   - Само содержание архива получило шанс оказаться предъявленным не в неопределенной перспективе, а здесь и теперь. Качественный сдвиг в смежных областях (телекоммуникации, информационные технологии) давно уже сделал проблему оцифровки и доступа к материалам архива тривиальной, не хватало только соответствующих решений, у которых теперь есть шанс быть принятыми.
   - Большая часть (оценил бы ее в 95%) сообщества никогда не нуждалась в архивных материалах, не интересовалась ими и не планировала их использовать. В лучшем случае довольствовались изданными за полвека публикациями и частными коллекциями.
   - Никакая совместная деятельность не пострадала. Стороны в этом споре фактически много лет уже не ведут никаких совместных работ. По-видимому, оснований для расхождения множество, и архив используется в данном случае как повод. Придание этим расхождениям публичного характера играет скорее положительную роль, поскольку расширяет пространства маневров для остальных.


3. В тот момент, когда начал обдумывать свое отношение к спору Фонда ГП с группой Архива ММК, пришло сообщение о кончине Всеволода Авксентьева, с которым я имел счастье быть знаком. После этого я не мог не принять решение о включении в работы вокруг архива - боюсь, что иначе не увижу архив доступным. Надеюсь, что ситуация достаточно разогрета, чтобы привести к прорыву. Думаю, что необходимо поддерживать такое развитие ситуации, которое приведет к существенному ускорению темпов работ с архивом. Не так важны процедурный, имущественный, правовой, финансовый аспекты проекта, как важны темпы и скорость работ, а также возможность осуществления параллельных проектов на одном материале. Все предпосылки для такого развития событий налицо.


Оргпредложение.
   Адресовано группе Современный Архив ММК (или группе Льва Петровича Щедровицкого, как ее называют) и всем, кто готов поддерживать ее действием.
   Я разделяю позицию группы в той части, где утверждается, что среди основных целей и задач работы в течение 12 лет были (А) перевод документов архива в элекронную форму и (Б) обеспечение неограниченного доступа к документам в электронной форме для всех желающих. Однако, с моей точки зрения, на сегодняшний день результаты, предъявленные через сайт группы, больше похожи на результаты двенадцатидневной, а не двенадцатилетней работы. Считаю необходимым выяснить, вызвано ли это техническими трудностями, или расхождением декларируемых целей и задач с реальными. Пока что это выглядть как второе, но допускаю, что могу ошибаться, и готов нести ответственность за свою ошибку. Для проянения предлагаю кому-либо из группы, или любому, кто пожелает, контракт на следующих условиях.
   Группа архива ММК в течение трех месяцев (до 5 июня 2007 года) публикует на сайте или каким-либо иным образом в интернете 80% материалов болшевского архива (ту часть, которая, как утверждается, уже оцифрована), и обеспечивает к нему свободный доступ. Во всех вопросах технического характера (инфраструктура, способы, и т.п.) группа может воспользоваться консультационной поддержкой с моей стороны.
   Если это произойдет (архив будет опубликован), обязуюсь передать группе грант в размере $3'000 в течение последующих трех месяцев (сумма взята из  одного из открытых писем ЛПЩ, направленных фонду, и мне кажется, что она подходит по трем основаниям: это было бы компенсацией за неуплату Фондом (если она была); этой суммой можно профинансировать очередной этап работ; это достаточно, чтобы мне очень не хотелось ошибиться).
Если же условие выполнено не будет, то противоположная сторона в течение тех же последующих трех месяцев передаст эту сумму в виде гранта в Фонд.
   Если по каким-либо причинам условия неприемлемы, я готов обсуждать любые другие, которые с очевидностью доказали бы стремление группы сделать архив доступным, и сделать это быстро.


Григорий Реут
5 марта 2007

(no subject)

Уважаемые дамы и господа!

Ставим Вас в известность, что представителем Издательства «Наследие ММК» и членом Научного совета Фонда «Институт развития им. Г.П.Щедровицкого» А.А..Пископпелем был официально истребован текст «Авторского договора…», на основании которого Фонд по его утверждению имеет право на использование наследных авторских имущественных прав Г.П.Щедровицкого.

Указанный договор является правоустанавливающим документом и без него невозможно заключение другого авторского договора, между Издательством и Фондом, отсутствие которого лежит в основании выдвинутых против нас обвинений в издании и распространении якобы контрафактной продукции. Именно он описывает конкретный объем прав, полученных Фондом, определяет, на что именно (какие объекты права) эти права распространяются.

Кроме того, нам представляется, что претензия Фонда на «институциональность» и неотъемлемую от нее публичность деятельности предполагает открытость и общедоступность его нормативной базы, в которую входит вышеупомянутый договор.

До сих пор мы не имели возможности ознакомиться с текстом «Авторского договора…» (в том числе и в неофициальном порядке).

Вот состоявшаяся переписка:

Collapse ) А.А.Пископпель, В.Р.Рокитянский, Л.П.Щедровицкий