?

Log in

No account? Create an account

Entries by category: литература



Книги не о том, о чем они говорят явно. Содержание само по себе вообще никогда не имеет значения. Важен контекст и то, насколько контекст описывается в иносказательном виде, насколько красивы намеки на этот контекст без всякого прямого описания. Мы смотрим, скажем, фильм Данелии "Кин-дза-дза!". Мы понимаем, что фильм о Перестройке, о потерянном поколении, об утрате гармонии и смысла жизни. Но об этом говорится не прямо, а через фантасмагорию. Перестроечные фильмы с прямым описанием потерянного поколения забыты как "ложный пафос", а иносказание остается. Так вот, монументальный труд А.Ф. Лосева "История античной эстетики" посвящен исключительно Брежневу и той социальной системе Советского Союза, которая господствовала в то время.

Read more...Collapse )
ВЧЕРА В ГАЗЕТЕ "ЗАВТРА" БЫЛА ОПУБЛИКОВАНА ПЕРВАЯ РЕЦЕНЗИЯ НА МОЮ КНИГУ "ФИЛОСОФИЯ АНТИЯЗЫКА", КОТОРУЮ НАПИСАЛ ИГОРЬ ДЖАДАН. В САМОЙ ГАЗЕТЕ - В СОКРАЩЁННОЙ ВЕРСИИ, А ПОЛНОСТЬЮ - НА САЙТЕ

Алексей НИЛОГОВ. Философия антиязыка. — СПб.: Алетейя, 2013. — 216 с.

С самого начала человеческой истории средством коммуникации Homo Sapiens, его основным «конкурентным преимуществом» выступает язык. По сути дела – это основное, что отличает человека от животных. Приписываемого исключительно человеку мышление – само по себе явно недостаточно, ведь, не имея языка, оно ничего не смогло бы о себе рассказать.

Тем не менее, в эпоху бурного развития коммуникаций способность языка доносить мысль в «первоначально задуманном», неискажённом, виде всё чаще ставится под сомнение. Проблему начали осознавать совсем недавно. Ряд мыслителей обратили внимание на то, что, будучи сильнейшим средством коммуникации, язык также лежит на её пути. Стало очевидным, что общение человека является заложником языка, подчиняясь «механизму усвоения речи» (Хомский). Убийственной критикой языка прозвучало обозначение его «клеткой для мысли» и «врагом сознания» (Гиренок). Но прогресс человечества невозможен без неограниченного и поступательного развития мышления. А если язык закрепощает наши речь и сознание, то не таким ли образом он ограничивает и наше развитие?

Рец на Завтра

Этот и другие вопросы поднимаются в книге Алексея Нилогова «Философия антиязыка». Для русской философии эта тема интересна ещё и тем, что состояние общества порождает запрос на исследование проблемы коммуникативности. Традиционно русский социум является антикоммуникативным, склонным избыточным образом (в сравнении с западным) скрывать и искажать, диссимулировать, свои стремления. Отсюда тяжёлые комплексы вытеснения, общирные табуированные зоны, затрагивающие отнюдь не только известные фрейдистские аспекты, но и критическую для здорового развития нации тематику политического действия.

Начиная с известного «польза от философии сомнительна, а вред очевиден», народ и власть в равной степени испытывают недоверие к доказательной речи (логос), усматривая в ней опасную для устоев софистику и покушение на с таким трудом достигнутую и поддерживаемую авторитетом безъязыкого консенсуса стабильность.

Для такого недоверия между властью и народом есть ряд объективных и субъективных исторических причин, но для нас гораздо важнее, что для него имеется и иной веский довод. В России язык зарекомендовал себя крайне ненадёжным инструментом защиты свобод граждан, с одной стороны, а также порядка и законопослушания, с другой.

Гораздо надёжнее в этом смысле – «правильное» сословное происхождение, «блат» и родственные связи.

Давно понятно, что потоки обещаний власти и оппозиции не гарантируют абсолютно ничего, ворох законов бесполезен, так как его никто не собирается выполнять, ни власть, ни граждане, ни суд. И дело тут, как можно понять, не только в злонамеренности, но в том, что средств языка оказывается недостаточно для однозначного описания действительности. Так что намерение политика может спокойно развернуться на 180 градусов, оставаясь в формальных рамках сказанного, однако при полной утрате прежнего смысла.

Ситуацию усугубляет так называемая «профессиональная» философия, взявшая на себя роль служанки разнообразных политических интересов. За небольшую мзду она оттачивает софистические приёмы обмана общества властью и олигархатом. Книга Нилогова – бунт против такого положения дел, попытка возвратиться к интеллектуально честной философии. Критика языка – ключевой момент этого восстания.

Следует отметить, что столь масштабная попытка уйти от языка, как единственного, монопольного (а всякая монополия душит, загнивает и тем вредна) средства общения пока что всерьёз не предпринималась, хотя проблема, как сказано выше, была замечена. Врождённый характер языкового «механизма», помноженный на инерцию миллионолетней истории человеческой культуры, конечно, не смог остановить философскую мысль от попыток взломать заветные «скрижали», однако чрезвычайно их затруднил. Но есть ли альтернатива?

Read more...Collapse )
Приношу глубочайшие извинения за задержку - на меня работы насыпалось, никак не успевала.

Отчет КатериныCollapse )

Отчет СеменаCollapse )