?

Log in

No account? Create an account

Entries by category: история

роль ГП в истории СССР

Оригинал взят у zlobnig_v_2 в Закрытый сектор: ИМЭМО (System Analysis) - п. 4 ч. 34


Кургинян член КПСС с 1987 г., образование высшее, кандидат физико-математических наук (1978 г. "Теория устойчивости, управление сложными системами).

Научные интересы: теория катастроф, математическая экономика, математическая политология, стратегическая теория игр, теория устойчивости сверхсложных систем.


С.Е. Кургинян:


Распад Советского Союза и связанные с этим процессы многократно обсуждались, писались книги, снимались фильмы. С. Е. Кургинян доказывает, что именно борьба КГБ с КПСС и желание советской элиты развалить надстройку для распила базиса и явились основным фактором «геополитической катастрофы 20 века». Не затрагивая вопрос верности диагноза С. Кургиняна и не оценивая верности сценариев (была ли эта неудачная попытка модернизации Империи, как я считаю, или же версия С. Кургиняна верна), не оценивая даже собственно роли борьбы КГБ с КПСС в развале СССР и прочих вопросах, обратим внимание на вопрос представляющий наибольший интерес для понимания пост-СССР, а именно: деятельность КГБ СССР в среде интеллектуалов, творческой интеллигенции, созданных ею структурах и их жизнедеятельности в пост-СССР и, естественно, влиянии этих процессов на современную Армению.

В своих многочисленных публичных выступлениях С. Е. Кургинян (1) подробнейшим образом рассматривает деятельность Ю. В. Андропова, говорит об О. В. Куусинене, М. М. Бахтине, 5-ом управлении КГБ и многом другом. Говорит об идеологической борьбе с КПСС силами КГБ и контролируемыми КГБ «диссидентами». Но он не говорит об одном крайне примечательном деятеле – философе, психологе, антропотехнологе и методологе Г. П. Щедровицком, одном из основателей Московского логического, впоследствии, и методологического, кружка, членами которого были А. А. Зиновьев, В. А. Грушин, М. Мамардашвили и многие другие. Сам Г. П. Щедровицкий читал курс лекций в 1989 году в театре Кургиняна «На досках», а Щедровицкий-младший и Кургинян в некоторых кругах считаются «братьями по оружию».

Read more...Collapse )
 
"Животные делятся на: а) принадлежащих императору; б) набальзамированных; в) прирученных; г) молочных поросят; д) сирен; е) сказочных; ж) бродячих собак; з) включенных в эту классификацию; и) бегающих, как сумасшедшие; к) бесчисленных; л) нарисованных самой лучшей верблюжьей кисточкой; м) других; н) тех, которые разбили цветочную вазу; о) тех, которые издалека напоминают мух." Х.Л.Борхес

На сайте http://mmk-documentum.ru/ размещена статья: И.Злотников, А.Левинтов "Содержание и типология схем в СМД-методологии (введение в тему)"

Имхо, было бы интересно обсудить (Лев Петрович тоже так считает :). Тема "схемы в СМД-методологии" вообще очень интересна и, можно сказать, является центральной для понимания и вхождения в проблематику СМД-методологии.

Позволю себе небольшой комментарий к статье. Для затравки, типа.

Вынужден, впрочем, признаться, что я не понял как сочетается название статьи (тема) с самой статьей. О содержании схем вообще вроде ничего не сказано (и что это такое, собственно, - содержание схемы?). Про типологию тоже. Т.е. вроде строится какая-то типология, но что такое типология неизвестно, тем более, что такое типология схем. Так что непонятно, почему это, собственно, типология? И почему схем? Что такое схема тоже, впрочем, неясно.
Так, сильно сомневаюсь, что можно назвать схемами те рисунки, которые приводятся в приложении. Ну, что-то нарисовано. Но почему это называется схемой? Непонятно.

Схемы делятся авторами на мыследеятельностные (т.е. принадлежащие императору), мыслежизнедеятельностные и жизнедеятельностные.
Мыследеятельностные - насколько я понял, это как раз те, которые существуют (разработаны и используются) в СМД-методологии. Остальные же, видимо, разработаны и используются где-то в другом месте (если предположить, что выделение типов проходит по какому-то единому основанию). Но авторы, к сожалению, не сообщают, где именно.
Впрочем, гипотеза о необходимости единого основания для типологизации не выдерживает столкновения с реальностью. Мыслежизнедеятельностные схемы - это, оказывется, схемы про жизнедеятельностные сущности. Т.е. здесь уже другое основание - выделение некой специфической тематической и понятийной области. Кстати, про то же и жизнедеятельностные, но только вне методологических обсуждений (что это интересно такое?).

Ну, в общем, с типологизацией понятно. На мой взгляд, интересно, что схемы тракутются авторами, как схемы про что-то (про жизненные сущности, понятия и т.д.). Что, имхо, совершенно чуждо природе схем (как таковых). Понятие схемы подменяется понятием знания. Фишка, собственно, в том, что организация мышления через схемы задавалась в ММК в опппозицию как к понятийным формам организации мышления, так и к гносеологическим.
Схема - это не про что-то. Схема - это и есть объект, т.е. то, по отношению к чему получают знания (предметизируя схемы). И одновременно это то, что организует работу с понятиями. Таким образом, схема (если рассматривать ее как продукт) есть, с одной, стороны результат работы по объективации, а с другой - операционализации (понятий). И если нет процедур работы со схемой (или, точнее, в схеме), то нет и схемы. Ну, вот, если мы возьмем в качестве примера электротехническую схему, то каждый элемент и каждая свяэь в этой схеме переводятся в математические процедуры, которые позволяют нам просчитать, как это будет работать. А если мы просто нарисуем стрелочку тока, то это будет вовсе не схема, а всего лишь рисунок.
То, что "жизнедеятельностные схемы оказались образнее, «живописнее»", говорит только о том, никаких схем здесь и нет, они "только издалека напоминают мух".
Выходцы из «щедровитян» - разнообразные и многооплачиваемые «эксперты», присосавшиеся к кормушке разных «проектов» - это некие новые «универсальные личности эпохи Возрождения» (если смешать в этом «понятии» Альберти с Баткиным).
Они уверены, что обладают знанием, опираясь на которое могут заниматься всем. Все эти «Княгинины-Переслегины», дающие советы как разрабатывать стратегию развития региона, как модернизировать образование, как считать межотраслевой баланс и т.д. Причем последовательно, но без особой логики переходов, демонстрируя знания о положении дел в любой из этих областей и естественно демонстрируя причастность к тому самому, спасающему от всего и вся – универсальному «знанию» (для посвященных).
Но сомнения все равно возникают – клинический скептицизм не вышибают даже они, умеющие играть в разговоре на перепадах тона собственного голоса (расслабить доверительными посылами, а потом напугать-напрячь, резко сменив тональность, заговорив громко, чтобы потом опять сбавить обороты, и тем самым «разоружить» собеседника). И возникает даже подозрение, что стану надо спасать от умельцев в области «универсальной экспертизе».